Визы
Вьетнам
Европa
Израиль
Индия
Туры в Индию
Экскурсионные туры
Экскурсии по Дели
Путеводитель
Туры в Кералу
Taj Exotica Goa 5*
Джайпур
Тадж Махал
Лейла Кемпински
Мадрас (Ченнай)
Дели
Штат Карнатака
Кухня Карнатаки
Национальные парки
Гокарна
Сарнатх
Хампи
Одежда в Индии
Словарь блюд
Музыка в Индии
Архитектура Индии
Ранняя архитектура
Архитектура Моголов
Сундарбан
История Гоа
Северный Гоа
Пляжи Северного
Южный ГОА
Пляжи Южного ГОА
Город Маргао
Амритсар
Аюрведа в Гоа
Пури
Водопад Дудхсагар
Транспорт в Гоа
Бангалор
Гвалиор
Тривандрум
Штат Андхра-Прадеш
Хайдарабад
Аруначал-Прадеш
Штат Ассам
Национальные парки
Штат Бихар
Варанаси
Город Патна
Штат Гуджарат
Мумбаи
Калькутта
Андаманские острова
Пуна
Орчха
Джодхпур
Кочин
Раманатхапурам
Джамму и Кашмир
Фестивали
Штат Джаркханд
Штат Махараштра
Достопримечательности
Западная Бенгалия
Штат Орисса
Штат Керала
Мадхья-Прадеш
Штат Манипур
Достопримечательности
Штат Мегхалая
Достопримечательности
Штат Мизорам
Штат Нагаленд
Штат Сикким
Тамил-Наду
Штат Трипура
Штат Уттаракханд
Дехрадун
Уттар-Прадеш
Лакхнау
Штат Харьяна
Достопримечательности
Химачал-Прадеш
Штат Чхаттисгарх
Достопримечательности
Ришикеш
Штат Пенджаб
Харидвар
Город Чандигарх
Город Агра
Город Айодхья
Лех, Ладакх туры
Город Аллахабад
Алчи и Ламаюру
Нагар-Хавели
Thikse и Хемис
Лыжные курорты
Долина Нурба
Дварка
Даман и Диу
Дхарамсала
Район Даман
Парки Кералы
Парки Орисса
Парки Раджастхана
Район Диу
Достопримечательности Диу
Парки Тамил-Наду
Воинские искусства
Индийский танец
Места Пенджаба
Кхаджурахо
Лакшадвип
Мадурай
Пудучерри
Остров Агатти
Бангарам и Кадмат
Пещера Амарнатх
Фатехпур Сикри
Индийские игрушки
Город Конарк
Индийское кино
Манали
Шимла
Виза Индия
Кухня Индии
Индия отзывы
Стажировка в Индии
Поездка в Индию
Ночная жизнь Гоа
Дорога Манали – Лех
Фотоотчет Индия
Дели-Агра-Гоа
Индия отели
Алила Дива
Дона Сильва
Форт Агуада
Парк Хаятт Гоа
Маджорда
Галакси
Рамада Каравела
Коконат Гроув
Праздники в Индии
Индия фото
Индиа фото тура
Фото Дели
Агра фото
Гоа фото
Дети Индии
Люди Индии
Фото Джайпур
Туроператор по Индии
Авиабилеты в Индию
Карта Индии
Общая информация
Полезные советы
Религия Индии
Индия культура
История Индии
Золотой треугольник
Священная река Ганг
Пляжи Гоа
Бизнес туры в Индию
Северная Индия
Индонезия
Иран
Исландия
Камбоджа
Китай
Мадагаскар
Марокко
Мексика
Мьянма (Бирма)
Намибия
Непал
Новая Зеландия
Перу
США
Тибет
Шри-Ланка
Эфиопия
Япония
 
 
КАЛЕНДАРЬ ПУТЕШЕСТВИЙ
×

Заявка

Ваше имя и фамилия указаны неверно. Допускаются буквы, пробел и символы "-", "'". От 2-х до 60-ти символов.
Проверьте правильность написания e-mail адреса. Адрес электронной почты должен содержать символ "@", например: aaa@bbb.cc
Телефон обязательное поле.
Количество человек указано неверно. Допускаются цифры.
Число указано неверно. Допускаются цифры.
Дата тура обязательное поле.
Напишите комментарий.

        Отважный

            В феврале 1984 года телетайпы информационных агентств отстучали новость, которая взволновала миллионы людей в разных странах мира: на Аляске, спускаясь с горы Мак-Кинли, пропал японский путешественник Наоми Уэмура. 12 февраля он завершил одиночное зимнее восхождение на эту самую высокую вершину Северной Америки (6193 метра). 16 февраля Уэмуру в последний раз видел пилот легкого самолета на отметке 5180 метров, а затем его следы исчезли. Не вернулся к намеченному сроку в базовый лагерь, не вышел на связь.
Может быть, он упал в ледниковую трещину? Засыпан снежной лавиной? Сорвался со скал? Нет, мы не верили этому. Ведь речь шла не просто о рядовом альпинисте. И не просто об искушенном в горных походах человеке. Речь шла о выдающемся путешественнике XX столетия, много раз с честью выходившем из самых невероятных испытаний. Не верили мы этому...
Вверх по склонам Мак-Кинли отправились спасательные партии, но поискам мешала погода - снежные метели, сильные ветры. Вести с Аляски приходили неутешительные.
Но все равно никто не верил в самое плохое. Думали: выкарабкается, обязательно и на этот раз выиграет Уэмура поединок с силами стихии, вписав в реестр своих подвигов cine одно блистательное достижение. Ведь были же и в прошлых его одиссеях чрезвычайные происшествия, когда выходила из строя связь, подводило снаряжение... Может быть, и теперь отсиживается Уэмура где-нибудь в укромном месте, пережидая непогоду, а утихнет буран, выглянет из-за туч солнце - и он вновь отправится в путь. Ну, исхудает, натерпится, не без того. Так ведь - Уэмура! Ему все нипочем.
Помнится, кто-то высказал и такое предположение: японец, дескать, намеренно интригует мир, чтобы его популярность выросла еще больше. Мол, от степени популярности у них там зависит и материальное благополучие, а деньги на свои экспедиции Уэмура всегда собирал с трудом.
Нет, такие трюки были не в его духе. Но, ладно, мы бы простили ему и это. Люди, хорошо знавшие Уэмуру, продолжали верить в то, что все обойдется. Считали дни.
Летчик, тот самый, который последним видел его на склоне горы, даже предложил не спешить со спасательными операциями. Почему? Да потому, что это, по его мнению, могло плохо сказаться на репутации Уэмуры, который все свои удивительные путешествия совершал в одиночку. Летчик опасался, что Уэмуре вся эта кутерьма с поисками может не понравиться.
27 февраля альпинисты, отправившиеся к вершине, обнаружили часть снаряжения Уэмуры.
Наступил март. Никаких новых известий с далекой Аляски пока не было. Жив или погиб?
В газетах его частенько называли суперменом. Эдакий привычный штамп.
Наоми Уэмура застенчиво улыбался - ну какой он супермен? Рост 159 сантиметров, вес 50-55 килограммов.
"Он мог показаться чудаком из тихого и далеко не фешенебельного пригорода японской столицы"...
"Его можно принять за обычного школьного учителя"...
Он родился в феврале 1941 года в маленькой деревеньке на юго-западе Японии. Младший из семи детей. В школе был незаметен - ни в учебе, ни в спорте не выделялся.
О начале своей необычной "карьеры" сам Уэмура рассказывает так: "Я приехал в город из родного дома в горной деревне, что находится в префектуре Хёга, совершенно необразованным человеком. Я затерялся в людской толчее и, как любой деревенщина, совершенно был сбит с толку городской суетой. Затем, как самый настоящий провинциал, стал старательно мечтать о том, чтобы городские люди признали меня за своего. Но стать с ними в один ряд мне никак не удавалось. За что бы я ни брался, везде меня опережали... В университете я записался в альпинистскую секцию, но поначалу оказался в этом деле абсолютной бездарностью и в горы не ходил. Я был предметом насмешек: потому что ни разу не поднялся даже на Фудзияму. Это было унизительно... Тогда, не желая выказывать свое неумение, я тайком от своих товарищей по секции стал уходить в ГОРЫ, Постепенно все больше и больше испытывая удовольствие от занятий альпинизмом. Так и начались мои самостоятельные походы..."
В марте 1964 года Уэмура окончил сельскохозяйственный факультет расположенного в Токио университета Мейдзи.
"Я, честно говоря, сомневался, что мне удастся устроиться на работу. Если бы я и нашел место в какой-либо Фирме, то все равно не смог бы выдержать конкуренцию с другими претендентами на него. Я был твердо убежден, что не смогу преуспеть ни в одном деле..."
Скромничает Уэмура. Еще учась в университете, он начал "переделывать" сам себя и уже тогда изумлял товарищей невероятным упорством. Его однокурсник Накадэ Мидзуисао рассказывает: "Жил он скромно, экономил деньги на свои походы. Ел в основном рис и картошку. Потом устроился подрабатывать - чернорабочим на стройку, с 8 часов утра до 5 часов вечера таскал тяжелые мешки с цементом, а вечером шел на лекции. Мы были уверены - надорвется. Не для его хрупких плеч такая нагрузка. Но тяжелый труд его только закалил. Внешне Наоми остался все таким же невидным, однако мы знаем, что за мускулы и характер скрываются за этим".
Со 110 долларами в кармане он отправился в США. Зачем? Чтобы заработать деньги на дорогу... до Альп.
"Единственная возможность компенсировать свою неуверенность в собственных силах заключалась в занятиях альпинизмом".
Слово "самоутверждение" произносят иногда с каким-то ироническим оттенком. Непонятно почему? Разве слово "Человек" не должно писаться с большой буквы? И разве вся Жизнь Человека не должна быть Самоутверждением? А что касается спорта - любого вида спорта, не только альпинизма - то он, безусловно, может быть и некой моделью жизни, и прекрасным средством самоутверждения. Трехкратный олимпийский чемпион, бегун Питер Снелл сказал об этом так: "Как только вы уверовали в силу человеческого духа однажды, эта вера становится для вас источником новых дерзаний... Я высоко ценю уверенность, которую приобрел, взойдя на вершину в спорте. Я понимаю теперь, что эту уверенность можно применить и в других областях жизни..."
Летом 1964 года Наоми Уэмура приехал в Шамони, разбил свою палатку у подножия гор. Он знал несколько французских слов и мог кое-как объясниться по-английски. У него не было ни денег, ни знакомых. Во время одного из тренировочных восхождений он сорвался в трещину, пролетел несколько метров, но, к счастью, зацепился рюкзаком за камни. Это его спасло.
К зиме Уэмуре удалось устроиться в лыжный патруль на одной из маленьких альпийских станций. А весной следующего года он участвовал в Гималайской экспедиции, организованной его родным университетом Мейдзи. Первая заоблачная вершина - 7746 метров.
Дальнейший послужной список Наоми Уэмуры воистину триумфален и стоит того, чтобы привести его полностью:
1966 год. Июль - Монблан и Маттерхорн (Альпы).
Октябрь - Килиманджаро и Кения (Африка).
1968 год. Январь - пик Эль-Плата (Анды, Южная Америка).
Февраль - Аконкагуа и Безымянный пик (Анды, Южная Америка).
Сентябрь- гора Сэнфорд (Аляска, Северная Америка).
Заметьте - все эти восхождения Наоми Уэмура совершил в одиночку. А в промежутке между Андами и Аляской - и тоже в одиночку - на плоту проплыл 6000 километров по Амазонке - от истоков до устья.
Его связанный из семи бальсовых бревен плот представлял собой весьма ненадежное плавательное средство. Значительную часть этого "ковчега" занимал шалаш, крытый листьями кокосовой пальмы, а на корме Уэмура соорудил крохотную земляную площадку для разжигания очага.
Он отчалил от пристани небольшого поселка в верховьях реки рано утром 20 апреля, в разгар сезона дождей. Даже здесь, в истоке, Амазонка вздулась, вышла из берегов. Там, где ее русло стискивали отроги Анд, река бешено ускоряла свой бег к океану, кипела на перекатах. За каждым новым поворотом она словно бы меняла характер: то становилась строптивой, то безмятежно-спокойной.
Однажды часть снаряжения смыло за борт. По вечерам тучи москитов и мух облепляли лицо, лезли в глаза, рот, уши. В эти моменты он с удовольствием вспоминал пронизывающий холод горных вершин. Холодно? Зато нет мух. Находясь посреди одной из самых великих рек мира, Уэмура постоянно испытывал дефицит питьевой воды. Дело в том, что вода вышедшей из берегов вспененной, мутной Амазонки никак не годилась для приготовления пищи. Это была не вода, а черная взвесь ила. Уэмуру выручали частые тропические дожди.
20 июня его плот, наконец, причалил к берегу в населенном пункте Макана, вблизи устья, и с тех пор Уэмура водных путешествий не совершал.
Кстати сказать, именно плавание по Амазонке он (Всегда считал самым рискованным предприятием в своей жизни. Главным образом потому, что замысел его возник случайно, оно не было подготовлено
"Тогда мне казалось, что раз я совершил такое сложное восхождение (на Аконкагуа.- Прим. авт) то и спуск по Амазонке мне будет вполне по плечу Я сравнивал несравнимое и не знал, что делаю но был уверен в себе и не ведал страха. Очевидно, именно поэтому все закончилось благополучно. Но если бы мне предложили повторить это, я, наверное, отказался бы"
Отныне все свои путешествия он будет готовить самым тщательным образом.
"Смерть-этот вариант не для меня. Я всегда стремился вернуться в Японию живым "
В 1969 году Наоми Уэмуру включают в состав японской Гималайской экспедиции цель - покорение Эвереста, Джомолунгмы - высочайшего пика мира Японцы предполагают штурмовать вершину "в лоб" по юго-западной скальной стене, очень сложной в техническом отношении. Выполнить этот смелый замысел удастся только в 1982 году советским альпинистам, а первая японская экспедиция вынуждена отступить. Один из участников - шерп - погибает
После окончания периода муссонов, осенью того же 1969 года, японцы повторяют попытку и поднимаются по юго-западной стене до высоты 8050 метров но вновь вынуждены отступить.
Уэмура остается зимовать в Гималаях. От первоначального плана штурма по Юго-западной стене японцы окончательно отказались. Весной 1970 года они наконец, добиваются успеха.
Сетсуко Ватанабэ поднимается на южную седловину Эвереста и первой среди Женщин достигает высоты 8000 метров.
Звезда горнолыжного спорта Миура исполняет рекордный трюк: укрепив на себе стабилизирующие крылья, совершает головокружительный трехкилометровый спуск-полет на лыжах ( с южной седловины до западного цирка.)
Трое японцев и шерп обычным маршрутом по юго-восточному гребню поднимаются на вершину Эвереста В первой двойке - Наоми Уэмура.
"В день подъема на вершину у меня из-за кислородной маски разбились очки. Когда я спустился после достижения вершины, то ночью не мог спать, так у меня болели глаза".
При восхождении погиб японский альпинист и шерп. Еще раньше - при сооружении промежуточного лагеря - под ледовым обвалом были погребены семь шерпов. А всего в том году жертвами Гималаев стали 25 человек...
После восхождения на Эверест Уэмура улетает на Аляску и - вновь в одиночку - покоряет там гору Мак-Кинли.
В двадцать лет он не мог подняться даже на Фудзияму - по натоптанной тысячами ног тропе. К двадцати девяти - на его "боевом счету" высочайшие вершины Западной Европы, Африки, Южной и Северной Америк. Монблан - 4807 метров, Килиманджаро - 5895, Аконкагуа- 6960, Мак-Кинли - 6194. И Эверест - высочайшая вершина Азии и мира - 8848 метров!
Такого послужного списка не имел еще ни один альпинист!
Согласитесь, большинству из нас для самоутверждения было бы вполне достаточно любого из этих восхождений. Но Уэмура вновь и вновь штурмует вершины.
Очередная - гора Гранд-Жоресе в Альпах - могла стать для него последней. В общем-то ничем не примечательная гора, и ничем, казалось, не примечательное тренировочное восхождение. Разве только тем, что было оно "праздничным" - с группой товарищей, в канун Нового года.
"Был страшный холод, мороз доходил до минус 40 градусов. Руки и ноги мои начинали терять чувствительность. Тогда я стал двигать ими, сжимая и разжимая пальцы, по несколько сот раз, и мне удалось избежать обморожения. А вот у товарищей моих были страшные обморожения. Они произвели на меня ужасное впечатление".
В 1971 году Уэмуру включают в состав "Международной экспедиции на Эверест".
Лучшие альпинисты мира собрались вместе. Штурм должен был проходить по двум маршрутам: одной группе предстояло идти по юго-западному склону, а другой- по западному гребню. Однако ни тот, ни другой вариант к успеху не привели. Лишь одной двойке удалось , подняться достаточно высоко, до отметки 8350 метров. При попытке прохождения западного гребня погиб индийский альпинист.
Причин неудачи, говорят, было несколько. Сначала альпинистам досаждала ненастная погода, сильные морозы и штормовые ветры. А потом... Собственно, это главное - то, что случилось потом. Восходители из 13 стран не сумели найти общего языка друг с другом. Каждый из них был силен сам по себе, когда же речь заходила о коллективных усилиях, ничего не получалась. Оказавшиеся на юго-западном склоне Доугэл Хэстон и Дон Уильянс все время рвались вперед, заставляя других обслуживать их - это и стало основным поводом для конфликта.
Знаменитый восходитель и литератор Крис Бонингтон, описавший эту ситуацию в одной из своих книг, подчеркивает, что Уэмура и его соотечественник Ито не позволили втянуть себя в ссору. На протяжении всего восхождения они терпеливо и молча выполняли монотонную, изнуряющую работу по доставке снаряжения в верхний лагерь, прекрасно сознавая, что это не дает им ни малейшего шанса увидеть вершину.
Собирая материал для книги, Бонингтон спросил Уэмуру, что он думал тогда по этому поводу, и услышал в ответ: "Они (имеются в виду Д. Хэстон и Д. Уильянс.- Прим. авт.) никогда не спрашивали, чего мы хотим или о чем мы думаем. Мы же делали все возможное, чтобы поддержать их. Это был наш долг". Бонингтон намеренно не делает вывод, и так все ясно...
Трудно сказать, в какой именно степени этот случай повлиял на решение Наоми Уэмуры в дальнейшем путешествовать только одному, но так или иначе, а именно с тех пор он всегда отправлялся в дорогу в одиночестве.
"Когда дело доходит до приключений, я становлюсь эгоистом - так объяснял он свою приверженность к "сольным походам".- Для меня истинный смысл моих путешествий - в радости от свершения задуманного... Когда удавалось преодолеть себя и продвинуться хоть еще немного вперед, я чувствовал радость и гордость за то, что все это мне пришлось совершить в одиночку, без чьей-либо помощи".
В начале 1972 года Уэмура побывал на аргентинской станции в Антарктиде, а в августе ненадолго поселился у эскимосов Гренландии. Совсем один - чтобы полностью проникнуться духом жизни этого самого северного в мире народа, воспринять накопленный веками опыт.
"Супруги Инутосоа очень сердечно отнеслись ко мне... Я тоже привязался к этим простым людям и, как мог, отвечал на их любовь. Вскоре пожилые супруги сказали, что берут меня в приемные сыновья, что они оформили какие-то бумаги и получили свидетельство. Приемные дети - весьма обычное явление у эскимосов".
Уэмура научился строить снежные хижины - иглу, научился управляться с собачьей упряжкой и совершил небольшое - всего 3000 километров - путешествие по северо-западному побережью Гренландии.
Это была своеобразная разминка, поскольку с декабря 1974 по май 1976 года он в одиночку прошел на собачьей упряжке по Гренландии, островам Канадского архипелага, Аляске - 12 тысяч километров.
Только тогда, после самой тщательной подготовки, у него окончательно созрел план, обозначилась цель - Северный полюс!
Мы, к сожалению, разучились удивляться. Путешествовать просто... если сидишь у экрана телевизора. Мы совсем забыли, что достижение Северного полюса на протяжении многих веков оставалось манящей, но не доступной целью, мечтой многих прославленных путешественников. Мы совсем забыли, с каким трудом двигался человек к вершине планеты. Мы забыли, что всего сто лет назад газеты мира сообщили "окончательно": "Северный полюс недоступен!"
Впервые вершину планеты сумели достичь в 1908 и 1909 годах американские путешественники Фредерик Кук и Роберт Пири. Впрочем, современные историко-географы говорят более осторожно: "Они побывали в районе полюса".
Кук и Пири шли по дрейфующим льдам на собачьих упряжках. Потом - в 1926 году - круг почета над полюсом совершил первый самолет, несколько дней спустя - дирижабль.
21 мая 1937 года советский летчик М. В. Водопьянов. посадил тяжелый четырехмоторный самолет "СССР Н-170" у течки пересечения меридианов. Вслед за ним "приледнились" самолеты В. С. Молокова, А. Д. Алексеева, И. П. Мазурука. На лед было выгружено около десяти тонн снаряжения и оборудования первой в мире дрейфующей научной станции.
В 1937 году это событие произвело не меньшее впечатление, чем в наши дни первый старт человека в космос. Весь мир повторял тогда имя Отто Юльевича Шмидта - начальника экспедиции, имена четырех советских зимовщиков - Папанина, Кренкеля, Ширшова, Федорова. И все 274 дня, пока продолжался дрейф, эти имена оставались самыми популярными в мире.
"Экспедиция Папанина превосходит все, что делалось в продолжение долгого времени для мировой науки. Значение ее... можно сравнить только с открытием Америки и первым путешествием вокруг света",- писала зарубежная газета.
Прошло время - дрейфующие станции и сезонные экспедиции в Арктике стали привычным делом.
С 1948 года каждую весну, а иногда и осенью проводятся высокоширотные воздушные экспедиции "Север". Летающие лаборатории "приледняются" в заранее запланированном районе, проводят в течение нескольких суток комплекс наблюдений, а затем перелетают в другой район, на новую льдину.
В 1950 году была организована станция "Северный полюс - 2", а начиная с 1954 года дрейфующие станции работают в Северном Ледовитом океане непрерывно. Общая продолжительность их дрейфа превысила 20 тысяч суток, а путь, пройденный ими в океане, достиг 100 тысяч километров.
Дрейфующие станции и сезонные экспедиции организуют также американские и канадские ученые.
Северный Ледовитый океан - самый суровый, самый труднодоступный из океанов - стал благодаря этим работам самым изученным из всех океанов Земли. Люди научились жить и работать на дрейфующих льдах месяцами, а то и годами. Но вот что удивительно - Северный полюс отнюдь не потерял своей притягательности. Он остается своеобразным полигоном для демонстрации мощи технических достижений человечества. И еще - для демонстрации мужества, воли, выносливости самого человека.
В 1977 году надводный корабль, советский атомный ледокол "Арктика" впервые в истории достиг полюса .
Сорок лет назад известный советский полярник и океанолог Николай Николаевич Зубов писал: "Безвозвратно минули дни, когда отважные люди на санях, запряженных собаками... устремлялись в неведомые им северные дали, умирали от цинги и переносили невероятные лишения, не достигнув желанной цели".
Безвозвратно?
Конечно, цинга ушла в прошлое, да и неведомых далей тоже, согласитесь, нет уже на Земле. Но остался полюс. И человек, который по-прежнему желает проверить себя в борьбе.
В 1964 году с Земли Элсмира к полюсу на собачьих упряжках выходит норвежская экспедиция Бьерна Стайба. Неудача...
В 1967 году на мотонартах-снегоходах стартует американо-канадская экспедиция Ральфа Плейстеда. Неудача...
В 1968 году со второй попытки Плейстед добивается успеха!
В 1968-1969 годах английская экспедиция Уолли Херберта пересекает на собачьих упряжках Ледовитый океан но "большой оси" - мыс Барроу на Аляске - полюс - Шпицберген!
Зачем это нужно? В наш космический век - рискуя жизнью, испытывая невообразимые лишения, идти на собачьей упряжке к какой-то воображаемой точке пересечения меридианов, где уже побывали до тебя десятки людей?..
Зачем? Наверное, этот вопрос задают всегда. Задают тем, кто идет к полюсу, кто поднимается на горную вершину, кто на яхте или на лодке пересекает океан.
Фрэнсис Чичестер, в одиночку совершивший кругосветное плавание, писал: "После... морского путешествия, подобного этому, один из первых вопросов, который мне зададут, будет такой: зачем я отправился в путь? В последние годы я давал не менее двадцати разных ответов на него..."
Аллан Джилл, участник экспедиции Херберта, в ответ на подобный вопрос раздраженно отшутился: "Я лично иду, чтобы избавиться от глупых людей, которых спрашивают: "Зачем ты идешь?"
Английский альпинист Меллори, который первым бросил вызов Эвересту, отвечал просто: "Потому что он - Эверест - существует!"
Человечество делится на тех, кто недоуменно пожимает плечами и задает скучные вопросы, и на тех, кто искренне восхищается "колумбами XX века", кого путешествия (даже чужие) окрыляют, делают сильнее и счастливее. Интересно, что когда Чичестер завершил свое кругосветное плавание, его встречали в гавани тысячи людей Английская королева возвела яхтсмена в рыцарское звание, коснувшись его плеча кончиком золотого меча, принадлежавшего когда-то адмиралу Дрейку. Имя Чичестера английский народ поставил рядом с именами прославленных мореплавателей - Джеймса Кука, адмирала Нельсона. А скромная яхта "Джипси Мот IV", на которой Чичестер обошел вокруг света, стала национальной реликвией.
Зачем это нужно?
Уолли Херберт ответил: "Я верю, что одной из черт развития цивилизации является дух приключений. Презирать или принижать это качество - значит игнорировать врожденное чувство любознательности, которое заряжает человека энергией".
"Я хочу бросить вызов пределам человеческой выносливости",- словно вторит англичанину Херберту японец Уэмура...
Пятого марта 1978 года, в день его старта с мыса Колумбия - северной оконечности Земли Элсмира, самого северного острова Канадского арктического архипелага - термометр показал 51 градус ниже нуля.
Широта 83°06', до полюса - по прямой - 766 километров. Самолет совершил посадку, а потом взлетел в полутьме - солнце еще не взошло после долгой полярной ночи.
Скулили, жались к ногам семнадцать эскимосских псов. Уэмура взобрался на десятиметровый торос, чтобы оглядеться, наметить путь.
"Начинается мой поединок с природой".
"То, что я увидел на севере, потрясло меня. Сколько раз мне приходилось разглядывать эти места с самолета! Мне казалось, что я хорошо представлял себе все, с чем предстояло здесь встретиться. Но я ошибался... Всюду, насколько хватает глаз, сплошное месиво ледяных глыб. Это нечто фантастическое... Оглядываю простирающуюся передо мной ледяную бесконечность метр> за метром в надежде отыскать хоть какой-нибудь проход, через который можно было бы провести собак. Все тщетно... Прохода нет..."
Шестого марта он тщетно пытался отыскать путь в этом хаосе льда.
Седьмого - весь день долбил ломом лед и проложил-таки двухкилометровую тропу, по которой на следующий день надеялся провести упряжку.
Восьмого марта утром увидел, что ночная подвижка льдов уничтожила все плоды его трудов. Тропа, пробитая накануне, была вновь завалена глыбами льда. Провести здесь упряжку опять стало невозможно.
В ночь на девятое Уэмура сквозь сон услышал собачий лай.
"В то самое мгновение, как я открыл глаза, послышалось чье-то непривычное сопение. "Медведь!" Его шаги слышны не более, чем в 10 метрах от моего изголовья. Ружье, лежащее у меня под спальником, не заряжено. Расстегнуть спальник, вылезти из него и зарядить ружье уже невозможно. Единственная моя возможность уцелеть заключается в том, чтобы лежать не шевелясь. Слышу, как медведь разрывает лежавшую на нартах картонную коробку с провизией для собак. Что-то переворачивает. Кажется, полиэтиленовое ведро с китовым жиром, который я держу вместо приправы. Хрустит в медвежьих лапах раздираемое ведро. Потом слышится чавканье. Звуки его неторопливо приближающихся шагов говорят, что он идет прямо на меня. С треском рвется палаточная ткань. Меня обдает вонючим дыханием, и огромная лапа наступает мне на висок. "Ну, все, крышка мне,- мелькает в голове...- Кимитян, я умираю". Получаю резкий пинок, переворачиваюсь вместе со спальником и теперь лежу вниз лицом. Стоявшая На ящике печка падает на меня. Теперь двинуться невозможно. Ртом и носом я уперся в пол. Пытаюсь дышать - не могу. А шевельнуться нельзя... Наконец медведь оставил палатку в покое. Теперь слышу, он с хрустом грызет что-то около нарт. Время идет. Да нет, оно еле тащится. Звуки медвежьей трапезы прекратились. Теперь слышно, как он ходит по снегу вокруг своей стоянки. Все еще ходит. Опять идет ко мне! Липкий пот покрывает все тело. Я не могу унять дрожь. "Господи, помоги мне, помоги!" Я уже не сдерживаю эти свои последние предсмертные стоны. Медведь бушует совсем рядом. Палатка сотрясается... Совсем неожиданно звуки медвежьих шагов начинают удаляться. Медленно, очень медленно. Все тише, тише. "Спасен? Спасен!"... В десятом часу я связался с Авророй и попросил прислать новое снаряжение, прежде всего палатку и провиант. Завтра прилетит спасательный самолет"...
Изнуряющая работа по прокладыванию пути в торосах, сжимающий душу ужас, когда под нартами трещит и ломается лед, когда рушится снежный мост, по которому ты прошел или только собирался пройти...
"Меня вновь охватывает страх. Что же мне сделать, чтобы вытравить его из сердца? Мне столько раз приходилось испытывать это чувство, но каждый раз, когда оно появлялось, я не знал, как с ним бороться, у меня не было средств против него"...
Эти слова мог написать только очень мужественный человек. Избавиться от страха нельзя, но каждый раз вновь и вновь можно преодолевать его.
За первые семь дней он прошел четыре километра, за первые десять - около пятнадцати. Вплоть до 21 марта на горизонте все еще маячили скалы мыса Колумбия.
К 30 марта, за 25 дней, он оставил позади 100 километров. Первые сто километров...
"Доводящие до безумия торосы!"
"Сегодня по пути ужасные торосы".
Он долбит и долбит ломом лед.
"В голове опять теснятся предательские мысли о том, что невозможно двигаться вперед, что путешествие необходимо прекратить. Тут же сам себя ловлю на них, и мне становится стыдно. Беру себя в руки и снова работаю ломом. И опять все повторяется сначала..."
29 марта в дневнике Уэмуры появляется запись: "Я смертельно устал".
У него обморожено все лицо - щеки, нос, подбородок покрыты струпьями. "Слишком большая роскошь - сдаться из-за обморожения"...
Когда остался позади прибрежный пояс торосов, который всегда образуется на границе между неподвижным прибрежным (припайным) льдом и постоянно движущимися дрейфующими льдами Центрального Полярного бассейна, скорость движения стала возрастать. Но все чаще и чаще на пути возникали разводья, которые зачастую приходилось преодолевать с риском для жизни.
Однажды бежавшая впереди собака совершенно неожиданно провалилась в воду. Что делать? Интуиция подсказала, что останавливаться нельзя. Времени нет даже оглянуться - боковым зрением Уэмура видит, что собака выкарабкивается из трещины, а сам в это время выбирает места, прикрытые снегом, интуитивно чувствуя, что под ними находится лед. Нарты постепенно погружаются в воду... Каким-то чудом они все-таки добрались до старого льда...
"Я обернулся, и ужас охватил меня: за нами тянулся след, посередине которого лед был разломан и начинал расходиться в разные стороны. Представить страшно, что бы произошло, если бы я тогда остановился выручить собаку. Нечто еще не совсем осознанное заставило меня тогда крикнуть собакам "яя!". Я назвал бы это "нечто" инстинктом самосохранения, животным страхом за жизнь".
18 апреля еще в полудреме Уэмура услышал зловещее потрескивание льда. Трещина шириной в 30 сантиметров прошла совсем рядом с палаткой. В тот день, желая переправиться через широкое разводье, Уэмура вместе с упряжкой очутился на отдельно плывущей льдине, которая крошилась прямо под ногами. Трещины покрывали ее вдоль и поперек, прямо на глазах расширяясь. Кругом - каша мелкобитого льда.
"Я растерялся. Что делать? Что же делать? В панике вытащил передатчик, с отчаянием решив, что мне ничего не остается делать, как сообщить на базу о том, в какое я попал положение, и попросить о помощи. Я настраивал передатчик, когда под палаткой молнией пробежала трещина. Только сейчас увидев ее, я словно пришел в себя... Передатчик в такой ситуации не поможет. К тому времени, как прилетит вызванный сюда сигналом бедствия самолет, со мной будет уже все кончено. В такой ситуации надо рассчитывать только на собственные силы. Другой возможности остаться в живых у меня нет. "Спокойно! Только спокойно!" - уговаривал я себя... Здесь решался вопрос жизни и смерти"...
Нередко говорят, что такие вот современные путешествия Тура Хейердала, Фрэнсиса Чичестера, Уолли Херберта, Наоми Уэмуры, многих-многих других не могут идти ни в какое сравнение с экспедициями, плаваниями минувших веков.
Сам Уэмура согласен с этим. Он безоговорочно отдает приоритет путешественникам прошлого, отправлявшимся в дорогу, пусть и не в одиночестве, как он, но зато без радиосвязи, без авиационной поддержки, без совершенных навигационных приборов. Уэмура признает, что их маршруты не сравнимы с его экспедицией ни по тем трудностям, которые пришлось перенести, ни по результатам, которые были достигнуты.
Данью величайшего уважения к первопроходцам звучат его слова: "Я счастлив был бы проявить хоть толику того упрямства и той силы воли, что находил в себе такой великий человек, как Роберт Пири".
Но это лишь одна грань вопроса. Есть и другая.
Да, Уэмуре помогали летчики: раз в две недели доставляли продовольствие, прилетали, чтобы заменить пришедшее в негодность снаряжение, заболевших или уставших собак. (Одна из собак неожиданно для Уэмуры ощенилась во время полюсного похода - щенков и мамашу эвакуировали самолетом и, говорят, в США распродали с аукциона.)
На нартах Уэмуры был установлен специальный радиопередатчик, сигналы которого фиксировал и вновь передавал на Землю американский метеоспутник "Нимбус-6", а на Земле вычислительная машина точнейшим образом определяла координаты японского путешественника. Второй радиопередатчик он использовал для связи со специально организованной на широте 80°30' вспомогательной базой Аврора, где постоянно дежурили японские радисты Тадо Юко и Судзуки Кикудзи. Третий радиопередатчик Уэмура постоянно носил с собой. Достаточно нажать кнопку, и любой самолет, пролетающий в небе Арктики, услышит международный сигнал бедствия - "Мэй дэй".
Как видит читатель, вся современная техника была привлечена для того, чтобы сделать путешествие безопасным.
"Не будет никакого подвига, если вы не возвратитесь обратно, а пренебрежение мерами предосторожности достойно дурака, а не героя",- пишет Уэмура. И совершенно справедливо пишет.
Однако все это замечательное радиооборудование может совершенно внезапно и в любую минуту отказать из-за неожиданной магнитной бури. А если даже сигнал бедствия и дойдет по назначению, то самолет-спасатель прилетит никак не раньше, чем через 12 часов. Слишком поздно!
Безмерная рискованность одиночного путешествия к вершине планеты очевидна.
Гряды торосов, разводья в течение многих десятков лет отражали все попытки достичь полюса по дрейфующим льдам. Но разве теперь их стало меньше? И разве современная Арктика стала теплее?
Столь же высоки торосы, столь же опасны трещины, столь же труднопреодолимы разводья.
Если полюс и стал доступнее для путешественника, направляющегося к нему по льдам, то только потому, что в наше время в корне изменилось отношение человека к Арктике.
Вспомним историю полярных путешествий.
В 1553 году трагически закончилась первая зимовка западноевропейских мореплавателей за Полярным кругом. Лишь месяцы спустя кочевавшие карелы обнаружили у побережья Мурмана два корабля английской экспедиции Хью Уиллоуби. "Стоят на якорях, а люди на них мертвы …" Погибли все - шестьдесят три человека.
В 1619 году во время зимовки датчанина Иенса Мунка в живых осталось только трое, шестьдесят один человек погиб.
В 1735 году в отряде Питера Ласиниуса из пятидесяти трех человек погибло тридцать шесть. Семнадцать человек выжили благодаря спасательной партии.
Список навечно оставшихся во льдах Арктики можно продолжить, в нем - многие сотни и тысячи.
Люди Ласиниуса умерли от цинги, люди Мунка - от голода, все участники экспедиции Уиллоуби погибли по неизвестной причине.
Видимо, людей добивали не столько холод и тьма полярной ночи, сколько неизвестность и страх.
Почти каждая зимовка кончалась в прошлом трагедией - необъяснимыми нервными припадками, сумасшествием, цингой.
Ныне принято считать, что цинга - следствие недостатка витамина С. История полярных путешествий наводит, однако, на мысль, что дело обстоит несколько сложнее. Известно множество случаев, когда люди заболевали при полном, казалось бы, изобилии витаминов. Они ели свежее мясо, зеленые ростки гороха, целебные травки, пили теплую кровь убитых животных... И болели.
Академик Олег Георгиевич Газенко - директор Института медико-биологических проблем - высказал однажды мнение, что организм человека, попавшего в непривычную, стрессовую ситуацию, просто не в состоянии усваивать необходимые витамины. Таким образом, вполне вероятно, что одна из причин цинги - все тот же страх.
Многие века понадобились человечеству, чтобы преодолеть страх перед неизвестностью Арктики.
Современный человек почти начисто лишен страха перед Арктикой. Более того, современный человек склонен недооценивать реальных трудностей Арктики. В зарубежной печати можно найти немало примеров, когда к полюсам, в рискованные плавания, на рискованные восхождения отправлялись вовсе не подготовленные экспедиции - люди, не имевшие ни опыта, ни знаний. Были бы деньги...
Уэмура, готовясь к полюсному походу, в одиночку прошел на собачьей упряжке 15 тысяч километров. Казалось бы, опыта не занимать! Но неподвижные припайные льды, по которым он проехал эти тысячи километров, и дрейфующие льды, с которыми он впервые познакомился на пути к полюсу - имеют, можно сказать, мало общего.
Вы помните: "Мне казалось, что я хорошо представлял себе все, с чем предстояло здесь встретиться. Но я ошибался... Всюду, насколько хватает глаз, сплошное месиво ледяных глыб... Я не знал, что делать..."
Честь и слава японскому путешественнику за то, что он сумел выйти победителем. Честь и слава ему за то, что он откровенно написал о закрадывающемся в душу страхе, о своих промахах, ошибках.
Был момент, когда подступила - накопилась - усталость, и несколько раз он в самом прямом смысле балансировал на грани жизни и смерти.
"Перебирая в памяти события последних дней, прихожу к выводу, что я часто пренебрегал опасностью. К тому же стал забывчив и рассеян и потерял несколько нужных вещей... В прошлом я не замечал этого за собой. И всю эту историю... когда я ехал по ломающемуся льду, можно объяснить только моим легкомыслием и несерьезным отношением к опасности. Я стал излишне суетлив... стал нервничать, спешить, а в результате и появилась эта цепь ошибок. Я перестал заботиться об обеспечении полной безопасности своих действий, которым должна предшествовать абсолютная уверенность в правильности избранного пути. А ведь в Арктике любая ошибка может стать роковой..."
К 21 апреля Уэмура достиг восемьдесят седьмого градуса. До полюса - 333 километра, да и дорога прекрасная. Три дня пришлось просидеть в палатке, дожидаясь, когда замерзнет широкое разводье, а теперь Уэмура наверстывал время.
Двадцать первого - 40 километров, двадцать второго - 60, двадцать третьего - 50.
Полюс все ближе и ближе, Уэмура считает дни. Но вновь - задержка - широкая, труднопреодолимая трещина.
"Нет ничего хуже, когда на человека, уже расслабившегося от наступившей передышки, вдруг сваливается новая трудность. Нервы не выдерживают. Состояние - хоть плачь".
Есть такая японская поговорка: "Половина дороги в 100 ри - 99 ри". Слово "ри" требует пояснения - это японская мера длины, около 4 километров. А смысл поговорки ясен - не считай путь оконченным, пока он не окончен. Не смей расслабляться. Альпинисты знают -. люди часто гибнут, уже спускаясь с вершины.
25 апреля вечером Уэмура записывал в дневнике: "В этот день я наметил себе быть на полюсе. И не дошел до него. Планы мои сорваны... Я переоценил собственные силы и недооценил условий Арктики. Но нельзя сказать, что я не сделал всего, что было в моих силах. Впрочем, что это я ищу оправдания себе? Разве в этом теперь дело! И сегодня находились в пути 11 часов, а прошли не более 20-25 километров. Достиг широты 88° 50'. До полюса остается один градус и десять минут, а это целых 130 километров"...
В этот день там, на полюсе, уже стояли победители- участники экспедиции японских университетов. Как и Уэмура, они шли к полюсу на собачьих упряжках - правда, погонщиками были специально нанятые эскимосы.
"Я нисколько не покривлю душой, если скажу, что не считаю этих ребят своими соперниками... Я иду на полюс в одиночку и не соревнуюсь с кем-либо в скорости продвижения... Мне никогда -не приходило в голову соперничать... Но вот сейчас, когда ученые университетов дошли до полюса, а я, срывая все сроки, еще нахожусь в сотне километров от желанной цели, мне стало не по себе. Было досадно. Так досадно, что на глаза навернулись слезы... Ничего с собой поделать не мог. Досадно!.. Мне нельзя расслабляться, нельзя тратить свои силы попусту. Каждый день этого путешествия неповторим, и его надо прожить с радостью, без сожалений..."
29 апреля в 18 часов 30 минут по времени мыса Колумбия- в 13 часов 30 минут по Гринвичу - Наоми Уэмура достиг полюса. К лому, которым он прокладывал дорогу, привязал шест, к нему - флаги: Японии, Канады, Дании, США. Потом пил чай. Заснуть не мог. Перед ним вставали лица друзей, помощников, знакомых. Лицо жены.
30 апреля в 13 часов с юга - кругом был юг - донеслись звуки приближающего самолета.
"Ну вот и все. Неужели все? Неужели это все, на что я был способен? Нет, не все еще позади. Путешествие мое не окончено: впереди меня ждут три тысячи километров никем еще не пройденного пути через льды
Гренландки!"
В это трудно поверить: через 10 дней-11 мая - Наоми Уэмура начал новое путешествие. И какое! Никто еще не пробовал пересечь Гренландию по длинной ее оси: от северной оконечности - мыса Моррис - Джессеп - и до южной. Сам Уолли Херберт, узнав о планах Уэмуры, произнес только одно слово: "Сумасшествие!" Приблизительно так же оценивали и многие другие планы японского путешественника - его одиночные восхождения, его плавание на плоту по Амазонке.
"До меня уже несколько человек собирались предпринять такое путешествие, но, хорошенько все взвесив и оценив, неизменно отказывались от своих намерений".
Сумасшествие?..
Почему, вы думаете, он остановил свой выбор именно на этом маршруте? "Я исходил из того, что не мне искать легкие пути. Напротив, я решил поставить перед собой задачу, выполнение которой, находилось бы на грани человеческих возможностей". Вот оно - сконцентрированное в нескольких словах кредо Уэмуры. Встреч не со всяким соперником он искал, а только такого поединка, который потребовал бы от него борьбы на грани возможного. Только так!
Через три месяца и двенадцать дней - 22 августа 1978 года - Наоми Уэмура успешно закончил свое гренландское путешествие.
Почему же вновь и вновь ему удавались эти невероятные предприятия?
Обратите внимание на то, как тщательно готовил Наоми Уэмура все свои маршруты. Ведь прежде чем преодолеть 860 километров от мыса Колумбия до вершины планеты, он почти два года прожил среди эскимосов, прошел до Арктики 15 тысяч километров!
Отправляясь к полюсу, Наоми Уэмура верил в успех. Его вера основывалась на тщательной подготовке, на том огромном опыте, который он уже накопил за время предыдущих путешествий. Может быть, главное, что дал ему опыт,- уверенность: "Успех всего дела решает сила воли!"
Очень редко это качество характера человек получает от рождения. Тренируя тело, мы обретаем силу, тренируя дух - силу воли.
Справедлива народная мудрость: "Посеешь поступок - пожнешь привычку, посеешь привычку - пожнешь характер, посеешь характер - пожнешь судьбу".
Сначала по протоптанной туристской тропе он не мог подняться на вершину Фудзиямы. Сначала ему трудно было пробежать даже несколько сот метров. Потом и десятки, сотни, тысячи километров доставляли только радость.
Воспитание силы воли начинается с того, что человек каждый день не дает себе послаблений. Например, выходит на тренировку, несмотря на усталость, на плохое настроение, несмотря на то, что очень часто хочется "жить, как все", плыть по течению, а не преодолевать житейские водовороты.
"Один на один с Севером" - так называется книга Уэмуры. Наверное, советскому читателю это "один на один" покажется немного странным.
Авторам этой публикации неоднократно приходилось бывать на Крайнем Севере, участвовать в экспедициях. Мы не по книгам знаем, что такое полярная стужа, арктические льды, гигантские безжизненные пространства. Нам хорошо знакомо то ощущение, которое испытывает любой человек, оказавшись перед лицом полярной стихии, вдали от жилья, вездеходов и самолетов.
Когда на все четыре стороны от тебя расстилается - без конца и края ледяное белое безмолвие, и только гонимый ветром снег шуршит в мутных струях поземки, и кажется, что всю землю покрывает лед и снег - тогда холод невольно заползает в сердце, и становится не по себе. Лишь одно может согреть в эту минуту, согреть и вернуть силы - сознание того, что ты здесь не одинок, что рядом твои товарищи. Видишь их фигурки на белом фоне, считаешь - все ли, никто не отстал? - и сразу по-другому воспринимаешь Арктику. Добрее она, что ли, становится.
Недаром же говорят: на миру и смерть красна. Как бы опасно ни было на маршруте, как бы ни колдовала стихия, а если рядом товарищи, то и мороз кажется не таким жгучим, и торосы не такими высокими...
В нашей стране экспедиции - и профессиональные и любительские - это всегда плод коллективных усилий.
Мы стоим на том, что наивысшее удовлетворение могут принести только те победы, которые достигнуты плечом к плечу с товарищами, единомышленниками. Собственно, по-другому у нас и быть не может, такова счастливая закономерность нашего образа жизни.
Отправляясь в маршрут рядом со спутниками, мы обязательно совершаем открытия, даже если этот маршрут проходит неподалеку от родного дома. Открытия неизведанных путей в человеческих отношениях, постижения вечных человеческих ценностей, таких, как дружба, благородство, самопожертвование.
Уэмура добровольно лишил себя этого блага, предпочел мораль одиночки. Однако не будем его осуждать. Он вырос в другом мире, там иная шкала нравственных ценностей. Судьба сложилась так, что рядом не оказалось единомышленников. А тяга к странствиям была огромной. Уэмура словно для того и родился, чтобы, начав с маленьких побед над собственной слабостью, затем много лет побеждать слепые силы стихий.
Впрочем, он все-таки не совсем одинок в своих путешествиях. Разве смог бы он побеждать, если бы друзья не верили в его, успех? Разве мог бы он обойтись без помощи своих коллег с базы Алерт, без помощи эскимосов при подготовке к экспедиции, без поддержки летчиков?
"Мое сердце связано с сердцами тех, кто помогал мне",- говорит Уэмура.
Не раз он был почти готов отступить, смириться с поражением. Но и тут помогали те, кого не было с ним.
"Столь грандиозные планы можно было осуществить только совместными усилиями многих людей, имея с их стороны не только материальную и техническую помощь, но и моральную... Я не мог обмануть их надежд",- пишет Уэмура.
В самом трудном его путешествии он не был одинок еще и потому, что ему помогали собаки. "Собаки - моя семья" - эти слова Уэмуры полярнику не покажутся странными.
Когда во время похода к полюсу одна из собак неожиданно родила, Уэмура записывает: "Досадую, что на меня обрушились такие заботы, но вместе с тем в душе пробуждается нежность к этим малышам... Безусловно, они доставят хлопот в трудной дороге, но очень хочется, чтобы малыши выжили. Удивительно, но у меня появляются какие-то отцовские чувства".
Известный полярный исследователь Поль-Эмиль Виктор написал книгу, которую назвал очень точно: "Ездовые собаки - друзья по риску".
Фритьоф Нансен, Фредерик Кук, Роберт Пири, Руал Амундсен - все они использовали собачьи упряжки, в их дневниках многие страницы посвящены собакам. Дневники Уэмуры, особенно заключительная их часть, звучат как гимн "друзьям по риску".
"Когда нам тяжело, больно, мы - люди - уже сдаемся,- говорит Уэмура.- Собаки же сдаются только тогда, когда умирают..." "Во время этой экспедиции я понял, что человеку очень важно кому-то верить, кого-то Я любить. И натолкнули меня на эту мысль собаки. За это время я не раз попадал в беду, но собаки меня и выручали и успокаивали".
Остались позади предельно трудные километры дрейфующих льдов, остался позади грозный ледниковый щит Гренландии. Уэмура заканчивает маршрут:
"Я крикнул упряжке "аи", соскочил с нарт, бросился к собакам. "Большое вам спасибо за то, что вы так хорошо сюда шли. Спасибо". Я погладил каждую, погладил по голове, по спине, каждой сказал спасибо. И собаки прыгали мне на грудь, будто стараясь обнять. Словами трудно передать чувство, охватившее нас. Собаки молча прижались ко мне..."
Ученые считают, что люди способны переносить самые суровые природные условия в течение длительного времени. Однако человек, непривычный к этим условиям, попадающий в них впервые, случайно, в результате сложившихся обстоятельств (авария самолета, гибель корабля и т. п.), оказывается в значительно меньшей степени приспособленным к жизни в незнакомой среде... Поэтому чем жестче условия внешней среды, тем короче оказываются сроки автономного существования, тем большего напряжения требует борьба с природой, тем строже должны выполняться правила поведения, тем дороже цена, которой оплачивается каждая ошибка.
Конечно, в лабораторных условиях можно смоделировать любой климат. Конечно, можно предложить испытуемым любые физические нагрузки. Но все-таки лабораторный эксперимент никогда не даст ответа на многие вопросы, которые волнуют медиков и психологов.
Реальную опасность, реальный риск, которые самым существенным образом влияют на самочувствие и поведение человека, смоделировать нельзя.
Вспомните слова Бомбара: "...вас убил не голод, вас убила не жажда... вы умерли от страха". Эта проблема- специалисты называют ее "проблемой выживания" - в наше время стала как нельзя более актуальной.
Дальние автономные плавания на маленьких яхтах, на плотах, дальние переходы по Арктике, подобные тем, что совершил Уэмура, кажутся в наше время излишне экзотическими... Но они - своеобразные эксперименты по проблеме выживания, которые проводятся в экстремально сложных условиях, в условиях реального риска.
А кроме того, они как бы в концентрированном виде отражают ситуации кораблекрушений, авиационных катастроф, происшествий с поисковыми, геологоразведочными и другими подобными группами. Опыт показывает, что даже при самой тщательной подготовке различные "происшествия", к сожалению, неизбежны.
Поэтому именно в наше время, когда человечество начинает осваивать глубины океана, труднодоступные районы Крайнего Севера и Антарктиды, интерес к рискованным путешествиям растет - в том числе и среди ученых.
Наш ведущий специалист в области космической медицины и биологии академик Олег Георгиевич Газенко, которого мы уже выше цитировали, по этому поводу сказал однажды так:
- Помимо всего прочего, мой интерес к путешествиям, которые связаны с преодолением больших трудностей и которые происходят в экстремальных условиях автономии, удаленности от жилья, объясняется тем, что они позволяют глубже изучить человека в естественных, натуральных условиях. Наука не может ограничиться только лабораторными, камерными исследованиями, ибо дело, которому мы служим, связано с пребыванием реального человека в реальных условиях. Данные, полученные в ходе экспедиций, результаты испытания различных образцов одежды, рационов питания, средств выживаемости тоже ложатся в копилку необходимых знаний.
Став волею обстоятельств путешественником-одиночкой, Уэмура - хотел он того или не хотел - осуществил уникальнейший (другого такого нет и, возможно, никогда не будет) эксперимент, истинное значение которого пока еще по достоинству не оценено...
Уэмура никогда не был в Советском Союзе, но одному из авторов очерка посчастливилось встретиться со знаменитым путешественником. Наше знакомство произошло при обстоятельствах, которые заслуживают того, чтобы о них рассказать.
В середине 70-х годов по инициативе англичанина по имени Уорвик Чарльтон в Великобритании был создан специальный призовой фонд и организован комитет, который ежегодно определял самого мужественного спортсмена мира. Сам У. Чарльтон, кстати, совершивший в молодости смелое плавание через Атлантику на утлом паруснике, построенном им по чертежам кораблей XVII века, так рассказывает о предыстории приза "За мужество в спорте":
- Вспомните, как возник марафон. В 490 году до новой эры горстка греков остановила персидских завоевателей у местечка, называвшегося Марафон. Бегун, принесший весть об этом в Афины, упал замертво, едва произнеся последнее слово. Подвиг древнего героя увековечен марафонским бегом, дистанция которого - 42 километра 195 метров - равна расстоянию от Афин до Марафона.
В истории есть и другие прямо-таки хрестоматийные примеры проявления атлетами мужества. Во время олимпийских игр 1908 года в Лондоне итальянский марафонец Дорандо Пиетри упал у самого финиша, поднялся, снова упал и, наконец, не без помощи зрителей первым разорвал ленточку. Первым! Но ведь ему помогали, а это запрещено правилами. Петри лишился звания олимпийского чемпиона, однако его храбрость и выдержка не могли оставить людей равнодушными и безучастными. Королева Александра вручила ему специальный приз.
- Как-то, просматривая кадры старой хроники,- рассказывал У. Чарльтон,- мы натолкнулись на эпизод с Пиетри. Так и родилась мысль ежегодно отмечать самых мужественных атлетов. В призовом фонде участвуют компании и банки Великобритании и других стран. Самые искусные королевские ювелиры из чистого золота изготовили лавровый венок, который оценивается в 55 тысяч фунтов стерлингов. Он является переходящим. Золотая копия венка стоимостью четыре тысячи фунтов навечно вручается спортсмену, которому присужден приз.
Кандидатуры соискателей выставляются национальными олимпийскими комитетами, спортивными федерациями, государственными учреждениями стран или лицами, их представляющими. Всего таких соискателей бывает до тысячи человек более чем из 100 стран. Затем специальная комиссия арбитров, состоящая из выдающихся спортсменов, издателей и писателей, отбирает десять претендентов, которые приглашаются в Лондон, где в начале февраля происходит окончательное определение и "коронация" победителя. "Приз,-указывается в официальном бюллетене,-вручается как профессионалам, так и любителям - за выдающийся вклад в спортивное движение, за подвиг в спорте".
Мужество трудно определить словами, так закончил свой монолог Уорвик Чарльтон, но все мы легко узнаем его, когда встречаемся в жизни. Мужество - это наивысшая способность человеческого духа и разума бесстрашно преодолевать различные препятствия и трудности. Это самопожертвование, которое может быть в одинаковой степени присуще и победителю и побежденному.
Читатель, вероятно, уже догадался, для чего нам потребовалось столь длинное отступление. Да, это так: в 1979 году золотым венком был увенчан герой нашего очерка.
"Коронация" происходила в одном из самых старинных дворцов Лондона - Гилдхолле, где принимают только наиболее титулованных гостей Великобритании. Помимо членов жюри, учредителей и соискателей приза, журналистов, Уэмуре восхищенно аплодировали члены королевской семьи, лорды, главы дипломатических представительств и миссий, деятели международного спортивного движения, прославленные атлеты... Церемония транслировалась по каналам телевидения на 50 стран, ее свидетелями стали 500 миллионов человек.
На приз тогда претендовало немало достойных кандидатов. 22-летний британец Джеймс Хэтфилд, перенесший за два года десять операций на сердце, фактически приговоренный болезнью к смерти, в одиночку пересек Атлантику на яхте, названной им "Сердце Британии".
Три американских воздухоплавателя Макс Андерсоч, Ларри Ньюмен и Бен Абруццо первыми в мире перелетали через ту же Атлантику на воздушном шаре. Англичанка Наоми Джеймс была допущена к решающему туру определения лауреата приза за то, что прошла под парусом вокруг света, затратив на это 271 день и 19 часов - на два дня меньше, чем прежний рекордсмен сэр Ф. Чичестер. 29-летняя пловчиха Диана Ниад в августе 1978 года предприняла попытку заплыва от берегов Кубы до Флориды. 42 часа из-за сильного шторма Диана испытывала в воде жесточайшие приступы морской болезни. Лишь вконец обессиленная, она "сошла с дистанции": была поднята на борт сопровождавшей ее шхуны, тут же поклявшись повторить попытку.
Но самым мужественным жюри почти единодушно признало в 1979 году японского путешественника Наоми Уэмуру.
А познакомились мы спустя год, там же в Лондоне, куда Уэмура приехал, чтобы передать золотой венок следующему победителю. Исполком приза впервые пригласил тогда для участия в торжественной церемонии советских спортсменов - семерку ребят, покоривших Северный полюс на лыжах. Конечно же, Дмитрий Шпаро и его товарищи много раз слышали о дерзких маршрутах японского одиночки, восхищались смелостью и силой духа Уэмуры. И Наоми, как выяснилось, тоже с интересом и симпатией следил по газетам за продвижением к полюсу первой в истории лыжной экспедиции. В июне 1979 года он прислал в "Комсомольскую правду", где располагался штаб экспедиции, теплую поздравительную телеграмму.
И вот февраль 80-го, Лондон, респектабельный отель "Гроссвенор Хауз", где Уорвик Чарльтон принимает именитых спортсменов и путешественников со всего света. После завтрака мы спускаемся в вестибюль.
- Ребята! - говорит с сильнейшим волнением один из семерки - Володя Рахманов.- Провалиться мне на месте, если вон тот маленький японец не Уэмура.
- Где? Где? - Все ищут глазами Уэмуру.
Похоже, что Уэмуре кто-то таким же образом показал Диму Шпаро. Он идет к нам, широко улыбаясь. Дима идет навстречу. В центре гостиничного холла они обнимаются - в этой не отрежиссированной никем сцене искренности, доброты, сдержанного мужества.
Буквально через минуту всем кажется, что мы знакомы целую вечность. Уэмура прост и открыт. Его лицо светится широкой улыбкой. Разговор поначалу носит весьма невразумительный характер и в основном состоит из взаимных комплиментов типа "Ух, ты!".
Кому-то приходит мысль вместе сфотографироваться - шумной, возбужденной гурьбой мы идем мимо чопорных ливрейных швейцаров, переходим через улицу, где за невысоким заборчиком начинается знаменитый Гайд-парк. Уэмура первым лезет через забор. Дальше происходит небольшая заминка, потому что Японец непременно хочет фотографироваться сидя прямо на земле н нас приглашает последовать его примеру. Может быть, его смущает собственный маленький рост?
Потом Юра Хмелевский берет его в оборот, обрушивает на Уэмуру залп вопросов: много ли было трещин и а маршруте к полюсу, как он их преодолевал, что оказалось самым опасным, из чего состоял рацион?.. Уэмура охотно отвечает, по всему видно, что он рад оказаться среди людей, лучше других понимающих его подвиг, его жизнь.
В тот же день после ужина сидим в номере Уэмуры, обстоятельно беседуем. Подбирая английские слова, он подолгу тянет "э-э-э" и закатывает глаза. Подробно рассказывает о своих арктических переходах, горных восхождениях.
- Но, по-видимому, самой опасной все же следует считать полюсную экспедицию? - спрашиваем мы.
- Да,- энергично кивает головой наш друг и тут же уточняет: - Я бы сказал, что столь же опасными были одиночные восхождения на высочайшие вершины пяти континентов, а также плавание на плоту от Перуанских Анд до Атлантики, когда я питался только бананами и пираньей. А пиранья,- хохочет Уэмура,- все ждала, когда я зазеваюсь, чтобы сожрать меня.
- Это трудно себе вообразить,- с искренним восхищением говорит Рахманов.
- То, что русские на лыжах покорили полюс, вообразить еще труднее,- не остается в долгу Уэмура.
- Почти все ваши путешествия из разряда выдающихся. Их мог совершить только очень сильный человек. Можно ли сказать, что риск стал для вас такой же потребностью, как для большинства людей чашка утреннего чая? - спрашиваем Уэмуру.
- Я отправляюсь в свои странствия вовсе не в поисках острых ощущений...
- Но все же каждый раз они вас находят...
- Если быть абсолютно точным, то не каждый. Когда мне исполнилось тридцать лет и со всех самых высоких гор я уже посмотрел вниз, а полярные штормы еще ждали впереди, мне пришло в голову пройти пешком через Японию - от ее самой северной до самой южной точки. 30 августа 1971 года я стартовал на острове Хоккайдо и спустя 52 дня финишировал в городе Кагосима. Так вот,- смеется Уэмура,- единственная опасность в том путешествии подстерегала меня в городе Саппоро, где я был по ошибке арестован местными полицейскими. На этом 3000-километровом маршруте я не стал обременять себя снаряжением, у меня не было ни зонтика, ни карты, только бумажник. В день проходил по 58 километров, ночевал и питался в деревнях и городах. Если не считать трех пар изношенных кроссовок, то никаких проблем этот переход мне не доставил.
- Давно ли вы женаты?
- С июня 1973 года. Мою жену зовут Кимико, и она, наверное, самый несчастный человек на свете. Ну, скажите, какая еще жена вынуждена так волноваться за судьбу собственного мужа,- Уэмура вновь заразительно смеется, но вдруг становится очень серьезным: - Если же говорить без шуток, то ей, бедняжке, действительно не позавидуешь. Всю жизнь ждать... Когда нахожусь в трудном маршруте, Кимико не может заставить себя уснуть.
- Сколько стоило ваше полярное путешествие?
- 400 тысяч фунтов стерлингов. Самым накладным было арендовать самолет. Ведь за шесть месяцев, что я провел во льдах океана и на Гренландском щите, самолет двенадцать раз прилетал ко мне - забрасывал продукты, снаряжение... Эти затраты были покрыты в основном частными компаниями, а также редакциями газет, журналов, телевидением, которым я обязался поставлять репортажи.
- А насколько популярны ваши странствия в Японии?
- Тираж моей последней книги, которая называется "В одиночку к Северному полюсу и по Гренландии" - 150 тысяч экземпляров. Для Японии это очень много. Но что касается государственных учреждений, то они относятся ко мне довольно прохладно - для них лучше всего, чтобы все тихо сидели по домам.
- Являются ли ваши путешествия чистым спортом ?
- У них есть две стороны - научная и спортивная. Скажем, в Гренландии я активно занимался метеонаблюдениямн, через каждые 50 километров брал гидрологические пробы, делал описания ледового покрова, анализ снега. Шефом моей научной программы является университет в Нагоя.
...Уже поздно, мы явно загостились, тем более, что завтра и Наоми, и нашим ребятам предстоит принимать участие в торжественном ритуале "коронации" нового обладателя золотого венка. Уэмура к тому же должен будет согласно протоколу говорить речь.
Перед тем, как пожелать хозяину комнаты спокойной ночи, задаем ему вопрос, который волнует всех нас. Мы просто не можем об этом не спросить:
- Почему, мистер Уэмура, вы шли к полюсу в одиночестве?
- А собаки, разве они не в счет?-отвечает он без всякой улыбки.- Жизнь в коллективе, как я думаю, всегда чревата ссорами: один захочет одного, второй прямо противоположного. Эти противоречия не для меня. Собак же я не спрашиваю, чего они хотят. Они всегда рядом, и мы прекрасно ладим друг с другом.
- Надо ли это понимать так, что вы всегда будете путешествовать один?
- Всегда один! Это стиль моей жизни. Я хочу быть первым и ни с кем не делить свою славу. Если я изменю своему правилу, то только затем, чтобы проделать совместный маршрут с вами.- Похоже, что Уэмура говорит это только ради комплимента.
- Отличная идея,- подхватывает Хмелевский.- А другие планы?
- Мечтаю в одиночку взобраться зимой на Эверест. На собачьей упряжке пересечь Антарктиду.
На следующий день мы встречаемся в Гилдхолле уже как старые, добрые друзья. Однако общению здесь мешают репортеры, их десятки, они тянутся с микрофонами и к Уэмуре, и к нашим ребятам, просят интервью. Заметно, что строгий темный костюм, сорочка, галстук да и вся запротоколированная атмосфера официальной церемонии изрядно смущают Уэмуру, он явно чувствует себя не в своей тарелке. И не только он. Люди, ради которых устроено это торжество, привыкли к спортивным одеждам, походной амуниции. Один из главных соискателей приза - рекордсмен мира по нырянию в глубину Жак Майоль по привычке явился в Гилдхолл в невероятно потертых джинсах и застиранном свитере. Не тут-то было. Организаторы церемонии выловили француза у двери, отвезли в ближайший универмаг и приодели, как подобает случаю: черный костюм, светлая сорочка, галстук. 51-летний Майоль, сидя за уставленным хрусталем столиком в Гилдхолле, с изумлением посматривает на свой наряд - похоже, что такой фокус с французом проделали впервые.
Кроме него, здесь еще немало интересных личностей. Американский мотогонщик, чемпион мира Кении Роберте нашел в себе силы вновь участвовать в соревнованиях и победить после перелома позвоночника в 1978 году. Кубинский спринтер Сильвио Леонард, несмотря на преследовавшие его травмы, неизменно выходил на старт и много лет показывал блестящие результаты. Американца Дина Чинауэта знаменитым сделала смелая попытка превысить мировой рекорд скорости на воде: на катере с двигателем от австралийского бомбардировщика Б-51 он развил скорость 220 миль в час, но затем катер взорвался, а искалеченный Дин просто чудом остался жив. Французский дельтапланерист Жан-Марк Буавэн совершил единственный в своем роде полет, расправив крылья дельтаплана над вершиной К-2 в Каракоруме (7600 метров). На пути к вершине он почти потерял зрение, обморозил пальцы на руках. Восхождение заняло у него четыре месяца, а сам полет длился только 13 минут и напоминал скорее падение. Забегая вперед, скажем, что именно француз в результате голосования жюри окажется лауреатом при-за-80. Только на один голос отстанет от него полярная экспедиция газеты "Комсомольская правда".
А пока прошлогодний победитель должен сложить свои полномочия. Смущенный, взмокший под беспощадным светом юпитеров, Уэмура поднимается на сцену, Сцепив руки на животе, нерешительно говорит:
- Мне легче убить медведя, чем произнести две английские фразы.
Эта незатейливая шутка сразу помогает ему наладить контакт с огромным залом.
- Я чрезвычайно польщен,- продолжает Уэмура,-тем, что мне предоставлена возможность спустя год вернуться в Гилдхолл. Я горжусь врученной мне наградой- она призывает к новым интересным путешествиям. Последние десять лет я мечтаю пересечь Антарктиду, однако путь к осуществлению этой мечты таит в себе несметное число препятствий. Возможно, в 1981 году я попытаюсь зимой взобраться на Эверест, и успех этого предприятия станет тем ледоколом, который поможет мне достичь Антарктиды.
Хочу поздравить всех соискателей. Они преодолели множество трудностей и лишений на пути к той славе, которой наслаждаются сегодня,- заканчивает Уэмура.
...Под теплым моросящим дождиком лондонской зимы мы прощались с Наоми Уэмурой. Грустно было. И его и нас переполняли планы, надежды, замыслы новых путешествий. Мы верили в то, что еще обязательно встретимся - если не на Крайнем Севере, то на крайнем юге, если не в Москве, то в Токио. Казалось, что все самое главное и интересное в жизни еще впереди. Уэмура без конца улыбался и напоминал счастливого ребенка. Мы уговаривали нашего здоровяка Толю Мельникова быть поаккуратнее с объятиями: Наоми по сравнению с ним казался миниатюрным и хрупким.
Эх, если бы знать тогда, что больше мы не встретимся. Никогда...
После окончания похода к полюсу, после сумасшедшего Гренландского маршрута Уэмура отнюдь не почил на лаврах. В газетах появились сообщения, что он выезжал в Тибет, консультировал китайских альпинистов, провел рекогносцировку в Гималаях, приближая свою мечту об одиночном зимнем восхождении на Эверест. Потом в газетах сообщалось, что Наоми Уэмура отправился в Антарктиду.
Вы помните - взойдя на Аконкагуа, он сразу же отправился в плавание по Амазонке. Покорив Северный полюс, уже мечтал о Южном.
Уэмура хотел не только дойти до полюса, но и пересечь ледниковый щит Антарктиды - от моря Уэделла до моря Росса. Как обычно на собачьей упряжке, как обычно - в одиночку. И опять же - как обычно, "попутно" он предполагал покорить высочайшую вершину шестого континента - пик Винсон (5140 метров).
Планам этим, однако, не суждено было осуществиться. Судя по отрывочным публикациям в газетах, американцы (их станция Мак-Мердо должна была стать конечным пунктом маршрута) то ли не смогли то ли н" захотели обеспечить авиационную поддержку Уэмуры
Весной 1983 года Наоми вернулся в Японию
- Кимико,-успокаивал он жену,-не волнуйся дальше Хоккайдо я в этом году не удеру. Наверное …
На Хоккайдо, самом северном острове Японии Уэмура, еще вернувшись из Гренландии, организовал "собачью школу". Со своими любимцами не расстался, два пса поселились в крохотном дворике его дома в Токио.
Конечно, обещание жене выполнить ом не мог. На этот раз японский путешественник задумал осуществить одиночное зимнее восхождение на Мак-Кинли.
Очередное "сумасшествие"... Ведь даже у подножия вершины температура зимой опускается до минус 50 градусов. А там, наверху?..
Собственный корреспондент "Комсомольской правды" в Токио Александр Дроздов рассказывает: "О решении испытать себя в одиночном восхождении на Мак-Кинли- на этот раз в суровых условиях зимы-я узнал от Наоми Уэмуры осенью 1983 года. В телефонном разговоре он буднично, как бы между прочим, обронил: "Снова собираюсь в путь. Теперь на Аляску. Чувствую, засиделся я дома". Иного от профессионального путешественника и ждать было нечего. В апреле 1983 года, спустя недели полторы по возвращении из Антарктиды, вечный непоседа принимал меня дома. Его жена потчевала нас чаем с домашними печеньями, а Наоми и. не пытался скрыть вновь охватившую его жажду странствий.
Из низкого шкафчика, в каких японцы хранят обычно постельное белье, были изъяты старые фотоальбомы, дневники и многие документальные свидетельства дальних странствий: разрозненная подборка минералов, пробы антарктического воздуха, личный секстант... Сам он был небольшой любитель выставлять всю эту, между прочим, не очень обширную коллекцию напоказ. Из , убранства дома только мощная радиостанция подсказывала, что жизненные пути Уэмуры не ограничивались .обозначенным на ограде дома почтовым адресом. А так, не зная, какой профессии отдано сердце хозяина, и наблюдая его в домашней обстановке, можно было принять Наоми за обычного школьного учителя, испытывающего странную привязанность к лохматым лайкам - собакам для Японии диковинным.
Выйдя проводить меня в крошечный дворик, в котором томилась от безделья пара ездовых собак, Уэмура чуть грубовато приласкал своих любимцев и, обращаясь к ним, проговорил: "Ну, что, застоялись, ребята? Ничего, скоро я вам задам работы". И потом ко мне: "Давайте мы сейчас втроем обнимемся, а вы нас сфотографируете на память". Уэмура присел на корточки, обхватил своих собак и очень спокойно, ясно глянул в объектив камеры".
На маленьком двухместном самолетике пилот Дуг Гитинг "подбросил" японского путешественника к отметке 2195 метров. Уэмура шел налегке - немного сушеного мяса, фруктов. Прощаясь с пилотом, улыбался, шутил: "Я должен вернуться туда, где меня ждут - домой, к жене. Я непременно вернусь, потому что меня надо хотя бы иногда кормить".
12 февраля его видели на вершине, он прошел свой маршрут. Миновал контрольный срок, но Уэмура не вернулся. Последний раз его заметили с самолета 15 февраля на склоне на высоте 5180 метров: "Жив, кажется, здоров, улыбался и махал пилоту рукой".
На Мак-Кинли в эти дни обрушилась мощнейшая снежная буря. Вначале спасатели не очень волновались: Уэмура всех заразил уверенностью, ведь его "сумасшедшие" предприятия неизменно оканчивались благополучно. Предполагалось, что из-за снежной бури он вынужден прервать спуск и пережидает непогоду, зарывшись в снежный склон.
Через 10 дней, когда буря немного утихла, на помощь вышли спасатели.
Конечно, все запасы еды давным-давно должны были кончиться. Но его неприхотливость, его умение терпеть были известны.
Начался март. Там - на Аляске, дома - в Токио, у нас - в Москве, во всем мире все еще продолжали надеяться...
"Смерть - это вариант не для меня. Я всегда стремился вернуться живым".
На этот раз он не вернулся.
Что ж, выходит, Наоми Уэмура проиграл в затеянном им поединке с природой? Жизнью заплатил за чрезмерную самонадеянность? Наверное, найдутся люди, которые скажут так. Увы, найдутся... Но все же хочется верить, что большую часть человечества составляют другие - те, кто испытывает теплое чувство благодарности к японскому путешественнику.
Он называл свои экспедиции "путешествиями в неведомое". И скромно добавлял при этом: "По крайней мере в неведомое для меня..."
"Мои действия,- писал он,- оставили следы только в моей душе и останутся воспоминанием только для меня".
Нет, Наоми. Это не так. Благодаря вашим подвигам мы теперь знаем: человек, даже оставшись один на один против арктических льдов, против угрюмых заоблачных гор, против самых грозных природных стихий, может выстоять и победить. Своими нартами вы оставили глубокий след в сердцах многих и многих людей.
Не грех повторить: покоряя льды и вершины, Уэмура сделал сильнее не только самого себя, но и значительную часть рода людского.
Смысл не в том, что он погиб, а в том, что он жил среди нас, был одним из нас. Маленький японец с детской улыбкой, которого по ошибке называли суперменом.

Владимир Снегирев, Александр Шумилов

По материалам: www.skitalets.ru

Интересная информация о странах, турах и туристических новостях – рассылка раз в месяц

Ваше имя указано неверно. Допускаются буквы, пробел и символы "-", "'". От 2-х до 60-ти символов. Проверьте правильность написания e-mail адреса. Адрес электронной почты должен содержать символ "@", например: aaa@bbb.cc Отмена

Актуальные туры Горящие предложения
Свежие новости Авиабилеты